Journal virtuel
RENDEZ-VOUS A MONTREAL еженедельная газета MEETING PLACE - MONTREAL
Авторизация
  • Общая информация об иммиграции в Канаду
  • Профессиональная иммиграция федерального уровня
  • Бизнес-иммиграция в Канаду
  • Программа семейного спонсорства в Канаду
  • Профессиональная иммиграция в провинцию Квебек
  • Медицинская комиссия
  • Проверка на благонадёжность

  • Хотите узнавать новости Монреаля первым? Подпишитесь на нашу рассылку!



    Перекрестились бы вы, господа! (12 апреля 2012)

    Перекрестились бы вы, господа!Даже в затяжную болезнь 90-х, страдая от свалившейся на головы творцов оголтелой свободы (об руку с безденежьем), российская Десятая муза бралась за экранизации русской классики, с похвальным намерением: кто ж еще просветит в «смутное время», как не родные «великие и могучие»? Так что чуткая к использованию культурного наследия публика, ознакомившись с режиссерскими планами, принималась с замиранием сердца ждать, что новенького откроют ей мастера искусств в читаных-перечитанных текстах.
    Зимой 1993-го Сергей Соловьев непосредственно в московском Музее декабристов приступил к съемкам «Трех сестер». По сути - переносил на экран спектакль, поставленный им в этих стенах со студентами ВГИКа. Вот, думаю, повезло ребятам: надо сильно любить свой класс, чтобы затеять со школярами такое хлопотное дело, как кино. Но метр быстро развеял сомнения, толкуя этот фильм серьезно, по-взрослому. И сама драма оказывалась как никогда актуальной: быдло на российских просторах блестяще начинало с интеллигенцией партию – и выигрывало, вытесняя бедняжку с доски. Любопытно, что на Западе пьесу экранизировали несколько раз. Я бы припомнила «Крик и шепот» («Viskningar Och Rop») И. Бергмана и «Трех сестер» Лоуренса Оливье, с ним самим в роли Чебутыкина. А в России – нет. Так что Соловьев автоматически приобретал статус первопроходца.

    Складывалось все довольно удачно. Бывшая усадьба Ивана Муравьева-Апостола, уцелевшая в пожаре 1812 года, обеспечивала аутентичную историческую атмосферу. На роль Вершинина пригласили Отто Зандера, любимого актера много работавшего в России Петера Штайна. Актрисы соответствуют возрасту персонажей. Оператор замечательный - Юрий Клименко. К достоинствам соловьевского проекта я бы отнесла и отсутствие в фильме Татьяны Друбич, по несчастью, не только бывшей жены, но и бессменной музы режиссера. Однако всего не предусмотришь. В качестве студенческого спектакля этот материал, наверное, годился, вызывая умиление друзей и родственников молодых дарований. В качестве фильма заставляет вопрошать, чем виноваты и так обделенные судьбой сестры Прозоровы?

    Идеологическую платформу Соловьев определил четко – снимал он «нормального Чехова», безо всяких постмодернистских штучек. Это же не «Асса» в конце концов. Мол, классика самодостаточна. А что режиссер чувствует ее и способен это показать – так у нас вроде пример есть: «Станционный смотритель» 1972 года. И куда оно все девается?

    Сквозь солнечное марево на экране фигуряют… михалковские детки, позаимствованные из «Обломова» или из «Неоконченной пьесы для механического пианино». У Михалкова поле, лес, бережок, качели, детский смех – сплошь поэзия. У Соловьева – сплошь штампы, камуфлирующие малый бюджет. Приторными, русалочьими голосами девочки под аккомпанемент братниной флейты выпевают считалочку, а потом тянут, тянут ручонки по коре высоченного дуба, крона которого – ага! – пронизана ярким, слепящим светом. Да, красота – страшная сила! Вот, действительно, не сочини режиссер эту прелюдию, из чего б мы поняли, что бывали в жизни Прозоровых и счастливые моменты?

    Но девочки выросли. И утеряли в этом процессе не только чувство полноты жизни, но и нормальную дикцию и умение просто ходить, вставать, садиться, передвигать предметы. Свои монологи сестры произносят «в нос», слагая слова в странные фрагменты, о смысле которых не раз задумаешься («живатец» - это кто? Или - что?), и двигаются как плохие ученицы провинциального танцкласса. Ох, не уважает Соловьев зрителя. Не верит, что тот сам догадается, насколько ни к месту в заштатном городишке эта чересчур образованная и интеллигентная семейка с подчеркнуто литературной речью. Не надеется, что ему будет внятна прущая из Чебутыкина пошлость, а потому серебряный самовар уподобляет предмету неприличному, что и при самой разнузданной фантазии в стенах муравьевского особняка – ничем не оправданный нонсенс. А пока подспудно крепнет желание вручить героиням носовой платок, с песней на устах появляется Наташа. Причем, сходу в своей самой неприглядной ипостаси, так что и ее зеленый пояс на розовом платье – избыточен. И аутентичный особняк фильма не спасает. Загнав большинство мизансцен на пыльные кресла в обрамлении марлевых портьер (благо – дешевы), режиссер, полагаю, подчеркивал духовную убогость городка, где сестры – существа инородные. А, ладно. Сняли, в общем, как смогли, студенческую курсовую, и следовало бы сопроводить ее долгим и нудным профессиональным анализом – ребятам-то еще учиться и учиться. Но метр свое время ценит, и фильм был представлен на российских фестивалях.

    Однажды Соловьев уведомил нас, что Чеховым «занимается» (да, именно так и выразился) всю жизнь. Начинал он экранизацией «Семейное счастье», по рассказу «От нечего делать» и одноактной шутке «Предложение». К 150-летию Чехова документалисты Мосфильма взялись опрашивать деятелей культуры, чем важен для них писатель. К Соловьеву тоже подъехали, но ничего интересного не услыхали. Я бы и не упоминала об этом интервью, если бы, похвалив автора за качественную прозу и драматургию, режиссер еще раз не обратил внимание на известный парадокс: негативно относясь к модернизму, Чехов своими произведениями заложил основы новой прозы и драматургии. Чистая правда. Модернизма не одобрял, а основы заложил. «Зеленое пятно» («Спать хочется») да обеды и ужины пополам с трагедией! Это ж прямая индульгенция самому острому творческому поиску.

    Есть такая языковая игра – превращаем «муху» в «слона». Сделать это можно за 8 шагов – с привлечением словарей Даля и Брокгауза и Ефрона: слова должны быть пусть редкие, но настоящие. В фильме «О любви» (на афише - предлог + рдеющее сердечко) Соловьев сквозным персонажем в исполнении Александра Абдулова объединяет 3 различных пафоса – трагедию («Володя»), драму («Доктор») и фарс («Медведь»). Почему бы нет? Жизнь – штука долгая. Но, как ни шарил вокруг режиссер, словаря, позволившего слепить разнородные ситуации в психологически правдоподобный ряд, не отыскалось. Зато красоты опять – навалом. Начиная с формулировки замысла: режиссер снимал «концептуальный триптих о чеховском понимании любви». Даром что сам Антон Павлович от каких бы то ни было концепций принципиально отказался: «До сих пор о любви была сказана только одна неоспоримая правда, что «тайна сия велика есть», все же остальное, что писали и говорили о любви, было не решением, а только постановкой вопросов, которые так и оставались неразрешенными» («О любви», 1898).

    В 2004-м кинотеатры обзавелись афишей – той самой, с сердечком. Но за пару недель до премьеры полотнища сняли. Пронесся слух, что фильм везут в Канны. Однако в Канны не повезли. Как и в Венецию, которая удовлетворилась следующим заверением: «К большому сожалению, не сможем участвовать. Можете рассчитывать на наше дальнейшее творчество». Подпись: Соловьев. Потомки дожей вздохнули с облегчением. Но россияне роптали. До беспорядков, слава Богу, не дошло. Дирекция тематического московского фестиваля «Лики любви» (чего на свете не бывает!) подсуетилась, и публика дорвалась до желанного зрелища. Одновременно ей объяснили причины проволочек. Все то же стремление к красоте – вот что мешало режиссеру выпустить картину.

    «Раньше я с цифровым изображением не работал. В этом фильме мне было нужно, чтобы махаон ходил по рукам героев, а бабочки – недрессируемы». Пересказывать всю эпопею, что отняла у Соловьева время, силы, эмоции, - не стану. Спрошу только: а Чехов тут при чем? Да ладно – бабочка. Актриса, обряженная в венок из прерафаэлитов, с гуляющей по цветам, а потом – глядите-ка! – по ее руке бабочкой. Вставной эстетский эпизод. Да беда в том, что вставлять не во что. И что бабочка! А искусственный сиреневый туман, а перенасыщенный нарочито красивенькой – или, наоборот, мерзотненькой - бутафорией кадр? А развесистые фикусы и то ли рододендроны, то ли рододендрарии розово-лилового колорита? А смертельно-больной ребенок, красивенько уложенный на живописные складки простыней?

    В одном из интервью Соловьев признавался: «Кинорежиссеру работать в театре – удовольствие: можно долго строить из себя придурка» (читай – переносить на сцену присущие кинематографу приемы). Тогда как в кино, по его мнению, «ощущение реального рождается само собой». Кто ж ему это пообещал? В безудержном озорстве (в семантике конца XIX века – пошлое хулиганство) режиссер ударился в жонглирование привычными ему прибамбасами, утопив содержание сразу всех трех вещей в навязчивых деталях, начинающих раздражать едва ли не в первые 5 минут. Ни трагедии, ни драмы, ни фарса. Взял режиссер из многострадальных «Трех сестер» мечту Вершинина – «через 200 лет…» (а потом и через 100), заставил Володю слушать «Beatles» (песня про пистолет, то есть для тех, кто понимает), пропечатал в нижнем правом углу адрес компьютерного сайта «sas_checkov» - вот вам и концепция. Так сказать, на все времена. Друбич («Медведь») поднимает подбородок «а ля» Ольга Андровская и поводит тощими плечами. Мужчины – Абдулов и Збруев (в роли доктора), в отличие от нее, играть все-таки пытаются, режиссера им не хватает. Подросток Володя (Кирилл Быркин), персонаж трагический и прописанный Чеховым филигранно, теряется, едва возникнув. Как хотите, а по мне – было б куда лучше, если бы Соловьев продолжал озоровать на Пелевине, что ли.

    Но он обратился к Льву Толстому. Один из самых затяжных проектов Соловьева (режиссер держал его в голове 14 лет), фильм «Анна Каренина» был рассчитан на Ирину Метлицкую («Палач»). Умерла. И перед нами все та же Друбич. Зрителю, сетовавшему на странное качество изображения: пленка засвечена? или Соловьев флером «отодвигает» от нас (как сказано в анонсе) «историю несчастной любви замужней женщины и офицера»? – всеведущие критики поспешили объяснить, что он всяко старается с помощью технических средств скрыть истинный возраст актрисы. В 2007-м (время завершения съемок) ей 47. В решении сей локальной задачи режиссер точно преуспел: получилось, что женщина сохранилась чудненько. На лице - почти никаких следов возраста, но и с потребными для ремесла актрисы физиогномическими приметами – худо. Для Друбич появление на экране – оказия. Ни театрального или актерского образования, ни длительного непрерывного опыта, могущего эту лакуну заполнить. Но главное – таланту Бог не дал. Станислав Бойко (Вронский) перешагнул в картину прямиком из современного сериала. Гармаш-Лёвин (упорно называемый в фильме Левиным) - фигура скучная, эпизодическая. Где-то и вовсе на задворках блеклые Кити и Долли вкупе с прочей петербургско-московской толпой. Музыка – крайне неудачная (Анна Соловьева, неоднофамилица). Итог просмотра, учитывая отрезанную безжалостным поездом руку Анны, можно было бы свести к эпиграмме Некрасова:
    Толстой, ты доказал с терпеньем и талантом,
    Что женщине не следует гулять
    Ни с камер-юнкером, ни с флигель-адъютантом,
    Когда она жена и мать,
    если бы не Каренин-Янковский (последняя его роль). Толстой не любил Каренина, но, чем визгливее (и неуместнее) вопит Анна-Друбич, тем ближе к сердцу принимаешь страдания этого человека. Это не просто, но ради Янковского найдите и посмотрите фильм.

    До встречи через неделю.

    Александра Канашенко
    Монреаль
    Информация

    Оставлять комментарии на сайте могут только зарегистрированные пользователи.





    Архив статей
    Бизнесы Монреаля
    Автомобили » Гаражи » Продажа машин » Школы вождения Детям » Детские сады » Лагеря » Школы Для души » Концерты » Мероприятия » Обществ. организации » Церкви Здоровье и красота » Дантисты » Косметологи » Нетрад. медицина, массаж » Оптометристы » Парикмахеры » Психологи » Салоны красоты, SPA Магазины » Непродуктовые » Продуктовые Недвижимость » Агенты по продаже » Инспекция домов » Сдаются Образование » Детские сады » Колледжи, учебные заведения » Курсы » Русские школы Рестораны » Банкетные залы » Рестораны Спорт, танцы » Спортивные клубы » Танцевальные школы Строительство » Мастерские » Ремонт, строительство домов » Установка оборудования Требуются » На работу » Сотрудничество Туристические услуги » Продажа билетов » Тур. агентства » Экскурсии Услуги » Бухгалтерские услуги » Ветеринары » Животные » Иммиграционные услуги » Компьютеры » Переводчики » Перевозки, доставка » Разное » Услуги для пожилых » Фото-, видеосъемка Финансовые услуги, страховка » Ипотека » Страховые агенты » Финансовые консультанты Юридические услуги » Адвокаты » Нотариусы
    Опрос
    Какое русское издание, печатающееся в Монреале, вы считаете лучшим?
    Новости Монреаля | Газета | Форум | Бизнесы Монреаля | Частные объявления Монреаля | Контакты TEL: (514) 369-4494 · lccom@total.net

    Copyright © 2000-2016 Russian Montreal

    Разработка вебсайта (2008) — Vita-Design.ca