Выше ногу! Шире глаз!

Диалог кинооператоров:
— Как дела?
— Да вот женился.
— Жена-то, небось, красавица?
— Ну… как свет поставишь…

Стартовый фильм на кинофестивале обычно сродни манифесту, поэтому, хотя 42-й Montreal World Film Festival (MWFF) уже открылся, имеет смысл сказать пару слов о работе, вынесенной на торжественную церемонию. Центральная проблема японского фильма «Samurai’s Promise» режиссера Daisaku Kimura — коррупция в Японии XVIII века. Социальная беда на все времена в историческом антураже осложнена психологическим конфликтом главных персонажей, связанных личными отношениями. Дайзаки Кимура снял более 50 фильмов, получил от Японской киноакадемии премию за лучшую режиссуру. Начинал в команде Акира Куросавы и считает себя его учеником. Вполне вероятно, что «Samurai’s Promise» займет в какой-нибудь из категорий призовое место и появится на монреальских экранах. Заявка на остросоциальное кино продолжена вторым фильмом из Страны восходящего солнца, включенным в конкурс полнометражных художественных работ. Западным синефилам режиссер Hideo Nakata известен как автор «ужастиков». А вот на MWFF он привез «Life in Overtime», рассказ о пенсионере, вынужденном искать в жизни новый смысл. Краткое описание сюжетной завязки позволяет предположить неожиданные перипетии.

Канада выступила в основном конкурсе об руку с Ирландией. Судя по рекламному ролику, рассчитанный на аудиторию 18+ психологический триллер «The Padre» режиссера Джонатана Соболя (Jonathan Sobol) в стилистике воскрешает классические вестерны. Ключевые слова: справедливость и месть. Социальные роли: начальник полицейского участка; наемный умелец в обращении со стрелковым оружием; мошенник; юная девица-колумбийка, жаждущая воссоединиться со своей живущей в Штатах сестрой. Актерский состав возглавляют звезды: любимец Тарантино (мой — тоже) Тим Рот (Tim Roth) и Ник Нолти (Nick Nolte). Умопомрачительные аферы (по крайней мере, в замысле), погони, перестрелки, душевные муки — в общем, все как полагается.

Россия представлена в World Competition аж тремя картинами. «The Lord Eagle», или «Toyon Kyyl» («Царь-птица») Эдуарда Новикова — вариант для канадского фестиваля, почитай, беспроигрышный. Фильм снят на языке саха тыла (якутском), с русскими субтитрами. Содержание: в быт старой супружеской пары, живущей в тайге, врывается орел, птица для якутов священная. Духовные скрепы, единение с природой, красиво поданная экзотика. Об заклад не побьюсь, но, скорее всего, жюри будет к работе благосклонно.

В фильме «Странники терпенья» Владимира Аленикова снялся Константин Лавроненко, в 2007-м получивший на Каннском фестивале приз «за лучшую мужскую роль» («Изгнание» Андрея Звягинцева) и по сию пору остающийся единственным российским актером, удостоенным этой чести. Если Звягинцев не по душе, даю отсылку к «Ликвидации» Урсуляка: Лавроненко сыграл в сериале бандита Чекана. Режиссерские характеристики позволяют понять, на что пойдет зритель и какие видятся автору перспективы: «По жанру это напряженный психологический триллер. А по сути — необычный любовный роман… С одной стороны, это жанровая история, с другой — у фильма большой фестивальный потенциал».

В свои 44 года Михаил Сегал успел попробовать себя как актер, кинорежиссер, сценарист, кинопродюсер, кинооператор, монтажер, писатель и даже композитор. Свою режиссерскую работу «Слоны могут играть в футбол» он показал на российском кинофестивале «Кинотавр». Призов не обрел. Зрительские оценки зачастую противоположны. Примерно так: «Трогательная и глубокая история любви с неизбитым сюжетом» или «Несколько тяжеловесная артхаусная драма. Усугубляет дело тягомотная стилистика диалогов в духе вербатима (слово в слово) и монологов с не поддающимся никакой логике вывертами «по три минуты». Обеими точками зрения можно пренебречь, но и в простеньких и в велеречивых рецензиях подчеркнуто, что фильм запоминается.

Всего для основного конкурса отобрано 25 работ, примерно половина из них снята несколькими странами на основах сотрудничества: Португалия — Франция — Бразилия; Швейцария — Германия — Штаты — Британия; Венесуэла — Испания; Польша — Чешская республика — Словакия; Босния-Герцеговина — Сербия (ассоциации с Первой мировой не всплыли?)… В конкурсе также участвуют Китай, Мексика, Турция, Тайвань. И Венгрия. Режиссер Tamas Yvan Topolanszky избрал тему, которая наверняка заинтересует западный мир и внесет немалую лепту в созидание славы венгерского кинематографа. Биографическая драма «Curtiz», которую он привез в Монреаль, посвящена жизни и творчеству венгра Михая Кёртеса (Mihaly Kertesz), работавшего в Голливуде под именем Майкл Кёртис (Michael Curtiz). За океан его перетащила студия «Warner Brothers», под эгидой которой он выпустил более полутора сотен фильмов. Характером отличался препакостным, а работал профессионально. Но и со своими полутора сотнями поделок Кёртис вряд ли бы вошел в историю кинематографа, не сними он ту самую «Касабланку». В крупных городах США кинотеатры показывают фильм очень часто, хотя бы на одном сеансе.

Кстати, есть в фильме знаменитая реплика: «We’ll always have Paris». Рик Блэйн, герой Богарта, в финале убеждает героиню покинуть Касабланку, где стало небезопасно, и напоминает ей о том, что их чувство вспыхнуло в Париже. Название короткометражки «We’ll Always Have Toynbee» (режиссер — Sonia B. Boileau, из племени могавков) явно отсылает зрителя к голливудскому шедевру, да и содержанием с ним сходно: классическая история безысходной любви. Юная девица из резервации могавков и белый юноша загораются страстью друг к другу, и вне социального контекста их чувство развивается исключительно по имманентным, присущим ему законам. Но существует иная страсть, поддержанная голосом крови. Какую же из них выберет девица? Как поведет себя ее возлюбленный? Второй канадский фильм в коротком метре представляется мне сугубо, то есть вдвойне, канадским. Может, у кого-нибудь задержалось в голове, как с год назад некая молодая дама, не считаясь со средствами, спасла омара, отправив его особой дорогущей почтой на родину — к берегам океана? А профессор в отставке из University of Prince Edward, специалист по ракообразным, пытался ответить на вопрос, испытывают ли креветки боль. Фильм «Prawn» (режиссер Andrew Gillingham) повествует об официанте с тонкой натурой, который, рискуя рабочим местом, спасает креветок: по рецепту, их должны водрузить на алтарь людского обжорства (на гриль) живыми. Кроме канадских фильмов, за титул «лучшей короткометражки» сражаются на MWFF еще 13 работ. По жанру вроде бы преобладают мелодрамы. Меня привлекла испанская «Todos mis padres» («Все мои ангелы-хранители»). Завязка сюжета в ней такова, что способна вылиться в банальный «рождественский рассказ», а то и сильно удивить: аккурат в праздничную ночь на мостовой находят спортивную сумку с новорожденным. Даже год почему-то указан — 2009-й. Хотя упомянуты и антиутопии, индийская и австралийская. Но принцип этнического разнообразия — это святое, и потому зрителю дают шанс приобщиться, скажем, к искусству Латвии, которая привезла анимационную аллегорию на тему тесной связи жизни и смерти — «Introduction to Epiloque» (режиссер — Indra Sproge). И республики Гана, посмотрев несомненно трогательный фильм «Vagabonds» (режиссер — Amartei Armar), — о желании двух братьев-сироток, отправленных в детский дом и вписанных в очередь на усыновление, не разлучаться во что бы то ни стало.

К сожалению, MWFF сегодня в упадке. Вот ведь и продюсерами признается, и порядка 80 стран в нем участвуют, и с этническим разнообразием, как видите, — порядок. Но достаточно выйти на сайт фестиваля, чтобы уяснить: с деньгами у его администрации туговато. Детали выясняйте на сайте MWFF. Билет на 1 сеанс: $11. Абонемент на 10 сеансов: $85.

Virée classique de l’OSM, ежегодно устраиваемый Монреальским симфоническим оркестром, тоже печется о разнообразии, потому что главной своей целью полагает открытие для самой широкой публики доступа к классической музыке. А уж тут попробуй угадай, на какую мелодию отзовутся спрятанные в каждом из нас чуткие струны. В программе музыкального марафона — более 30 концертов и множество бесплатных мероприятий для всей семьи. Так, 29 августа в 20.00 на Олимпийском стадионе состоится концерт OSM под руководством Кента Нагано. В программе — произведения французских импрессионистов Дюка, Равеля, Дебюсси. Однако основной приманкой, и не без причины, поелику речь идет о свежем, мало подготовленном слушателе, Нагано решил сделать «Шехеразаду» Римского-Корсакова. Частям симфонической сюиты, созданной по мотивам «Сказок 1001 ночи», композитор первоначально дал названия: «Море и Синдбадов корабль», «Фантастический рассказ царевича Календера», «Царевич и царевна», «Багдадский праздник». «Корабль разбивается о скалу с медным всадником», «Заключение». Но не спешите перечитывать сказки. Во-первых, лучший их перевод выполнен Михаилом Салье уже в 30-х годах XX века, а во-вторых, позже Римский-Корсаков мнение переменил: «Нежелательное для меня искание слишком определенной программы в сочинении моем заставило меня впоследствии, при первом издании, уничтожить даже и те намеки на нее, каковые имелись в названиях перед каждой частью». Фантазируйте!

Что до бесплатных мероприятий, то, например, 31 августа и 1 сентября в Espace culturel Georges-Émile-Lapalme пройдут концерты и спектакли для детей. В Theatre Maisonneuve в те же дни будут показаны музыкальные фильмы: «Madama Butterfly» — запись постановки в Metropolitan Opera; «Петя и волк» Прокофьева; «Амадеус» Милоша Формана. Это лишь набросок программы музыкального праздника. В детали вникайте сами.

И наслаждайтесь!